Профессиональный Альянс Участников Русского Рынка Электронных Никотиновых Систем  
Навигация  



Рынок ЭСДН в России - Аналитика 
 
Рынок ЭСДН в России - Аналитика  

Все продукты с никотином равны, но некоторые равнее
2020-10-14

История федерального закона ФЗ-303 с комплектом поправок в ФЗ-15, закон «О рекламе», КоАП и другие законы, приравнявшего регулирование никотинсодержащей продукции к табачному, была подробно изложена нами в предыдущих выпусках журнала.
В этом и в следующем выпусках рассмотрим некоторые конкретные положения, влияющие на работу вейп-отрасли, особенно торгового сектора.


Терминология

Новый список терминов (Статья 2.1) не оставляет лазеек для э-жидкостей. Теперь любая жижа для вейпа – объект регулирования закона. На первый взгляд определение «никотинсодержащей жидкости» выглядит странно: зачем нужен раздел в 0,1 мг/мл никотина, если и при большей и при меньшей концентрации это всё равно относится к «никотинсодержащей» жидкости? Однако с концентрацией никотина выше 0,1 мг/мл вообще любая жидкость, независимо от объявленного предназначения, хоть полироль для мебели, является никотинсодержащей, что логично и честно в буквальном смысле слова. А жидкость фактически без никотина (т.е. С неизмеримой концентрацией менее 0,1 мг/мл) для целей регулирования относится тоже к «никотинсодержащей» в том случае, если она прямо «предназначена для использования в устройствах для употребления никотинсодержащей продукции». Сам термин «никотинсодержащая продукция» (далее – НсП для краткости) становится в законе основным наряду с «табачной продукцией» и включает не только жидкости, а «любые изделия, которые содержат никотин» (обратим ещё раз особое внимание: для э-жидкости даже присутствие в ней никотина не является обязательным для отнесения к НсП). Закон оговаривает, что никотин может быть любого происхождения, в том числе синтетический, и к нему же относятся его производные, включая солевой никотин. Способ получения никотина потребителем из НсП также может быть любым: сосание, жевание, нюхание и вдыхание. Из категории есть два исключения: медицинские изделия с никотином и табачные изделия. Нагреваемый табак по новому закону не табак, а НсП.

Вообще, понятия «табак» и «никотинсодержащая продукция» в законе чётко и последовательно разделены, нагреваемый табак отнесён именно ко второй категории. Табак – это всё, что содержит натуральный табачный лист или его части (определение из Технического регламента, а не ФЗ-15), кроме нагреваемого табака. НсП – это всё, что содержит никотин плюс никотинсодержащие жидкости, как они определены законом. Любопытно, что несколько провисают кальянные смеси без табака и без никотина (понятно, куда относятся смеси с табаком, а куда – с никотином). Такие смеси существуют, но никаким законом не регулируются. При этом для кальянов как устройств введён новый специальный термин «кальяны», и законодатель активно им пользуется в тексте ФЗ.

Отдельный термин появился и для устройств («устройства для употребления никотинсодержащей продукции»), включающих ЭСДН, вейпы, айкосы и прочие «дудки», не обязательно электронные, кстати, но обязательно предназначенные для получения пара или аэрозоля, вдыхаемого потребителем. Здесь также сделано исключение для медицинских изделий, выведенных из-под регулирования этого закона. Интересно, что определения ЭСДН в явном виде в законе нет (как и определения «табачных изделий»). Зато есть ссылки (Статья 2.2) на Техрегламенты (Таможенного союза и более ранний российский), терминологию Рамочной конвенции ВОЗ (РКБТ) и другие законы. Нет ссылки на Налоговый кодекс РФ, то есть термин «электронные системы доставки никотина», иногда встречающийся в законе, должен пониматься именно в трактовке РКБТ, а не российского НК, это существенно.

Пример игры с терминами даёт Статья 12, посвящённая использованию табака и НсП в общественных местах. В отличие от исходной версии ФЗ-15 (в редакции 2013 года), теперь предприятия общественного питания вынесены в отдельный подпункт перечня мест, где использование табака и НсП запрещено. В конце ФЗ-303 есть статья, регламентирующая отсрочку вступления в силу некоторых пунктов закона (то есть некоторых поправок к ФЗ-15). Именно здесь установлено, что запрет на кальяны и НсП в общепите (пункт 12.1.14) вступает в силу с отсрочкой в 90 дней, отчего 30 октября 2020 года кальянные оказались вне закона. А отсрочка добавления НсП к запрету на курение в торговых центрах (пункт 12.1.6) составляет 180 дней, до 28.01.2021. Таким образом, айкос и «glo» обеспечили себе три лишних месяца продаж в своих нестационарных точках и фирменных брендовых бутиках с возможностью дегустации в них продукции (стиков).


Курилки

Ещё интересный пункт в этой статье (12.3) – курилки. Из итогового текста ФЗ не следует, что они должны быть общими для табачных курильщиков и вейперов. Сказано лишь, что и для тех, и для других должны быть выделены оборудованные места на открытом воздухе или в изолированных помещениях. Вообще, этот пункт демонстрирует виртуозное владение законодателя таким элементом русского языка, как союзы «и» и «или». «Требования к выделению и оснащению специальных мест на открытом воздухе для курения табака или для потребления никотинсодержащей продукции, к выделению и оборудованию изолированных помещений для курения табака или для потребления никотинсодержащей продукции устанавливаются федеральным органом исполнительной власти». То есть в тексте закона места для курильщиков и места для вейперов разделены разделительным союзом «или», это разные места, при этом ссылка на будущий подзаконный акт соединена не соединительным союзом «и», а просто запятой. Это значит, что «федеральный орган исполнительной власти» должен будет требования подготовить, но не вместе, не обязательно в едином документе, а значит, они не обязательно должны быть общими, и уж точно не значит, что вейперы будут обязаны дышать табачным выхлопом курильщиков. Многое, конечно, будет зависеть от формулировок этих самых подзаконных актов – положений Роспотребнадзора. И чиновники этого ведомства вовсе не обязаны чувствовать сразу тонкость мысли законодателя, не исключено, что понадобится разъяснение какого-то суда, прежде чем раздельные курилки обретут корректную законодательную основу во всех деталях. На уровне федерального закона такая основа уже создана, и «все дискуссию на эту тему пора прекратить!»


Кое-какие сюрпризы

Статья 13 несёт небольшой сюрприз для вейп-бизнеса. Единая минимальная цена, обсуждавшаяся ранее только в контексте сигарет, вводится законом для всей табачной продукции и для НсП. Пункт вступает в силу 28 января 2021 года, и после этого достаточно Минфину объявить о минимальных ценах (т.е. Дискуссии с обществом или индустрией не предполагается), и они станут законом. Как будет определён уровень минимальной цены для одноразовых э-сигарет, картриджных систем или пузырьков с жижей – большой и туманный вопрос, юридически ушедший, к сожалению, из сферы общественных дискуссий в закулисье Минфина. Удивляться не надо, надо иметь в виду возможность появления минимальной цены и для НсП, и для сигар, например, или кальянных табаков. В отличие от традиционных табачных сигарет, минцена для них вряд ли появится очень скоро, но возможность такую законодатель правительству предоставил. Необходимая оговорка: 22 октября 2020 года Дума приняла в первом чтении законопроект о минимальных ценах, он полностью переписывает пункты 2–5 Статьи 13 и добавляет пункт 6. Так что все положения о минимальной цене скоро примут другой вид. Наши замечания относятся к действующей на 1 декабря 2020 года версии ФЗ-15.

Короткая Статья 14 о составе табачных изделий и НсП в первом пункте корректно отсылает к Техническому регулированию, но это несколько противоречит в таком, эстетическом, что ли, плане пункту 19.9, прямо и явно запрещающему торговлю жидкостями с содержанием никотина более 20 мг/мл. И оба эти положения в каком-то смысле противоречат пункту 14.2, устанавливающему запрет на «выпуск в обращение никотинсодержащей продукции, к которой не установлены обязательные требования, правила идентификации, формы, схемы и процедуры оценки соответствия». Пункт 14.2 вступает в силу одновременно с будущим Техническим регламентом на НсП, это хорошо. Но тем очевиднее, что пункт 19.9 (про запрет жижи с никотином выше 20 мг/мл) не нужен, да и не уместен в законе. Его присутствие обусловлено чистой идеологией, и работать он не будет просто потому, что недобросовестный производитель может изменить надписи на упаковке, не меняя содержание никотина в самой жидкости, и противопоставить ему будет нечего, кроме этого голого запрета. Даже розничному торговцу в разговоре с таким поставщиком возразить будет нечего. Он может, конечно, заказать измерение концентрации никотина в подходящей лаборатории и принципиально отказаться от продукта, если цифры его не устроят. Однако в нормальной системе это поставщик должен за свой счёт делать подобные измерения параметров своей продукции и соответствующими документами убеждать розницу в своей добросовестности. Ведь при проверках Роспотребнадзора крайним окажется именно ритейлер. Но в отсутствие технического регулирования и от поставщика ничего требовать нельзя. Напомним, что разработкой проекта Техрегламента для НсП должна заниматься поверженная в недавней войне Армения, и делать это она должна для своих ненадёжных союзников по ЕАЭС, бросивших её на съедение Азербайджана и Турции. Вряд ли Армения будет спешить.


Идеология антивейпинга узаконена

Статья 15 («Просвещение и информирование…») – весьма неприятная. Она прямо устанавливает требование формировать отрицательное отношение к потреблению НсП при просвещении и информировании населения. Это означает как минимум блокирование информации о реальном значении альтернативных ЭСДН, нагреваемого табака или снюса для отказа от курения со стороны любых госорганов и официальных лиц независимо от имеющихся научных данных. Из-за пункта 15.1 этой статьи даже государственные научные учреждения не могут без оговорок «топить» в пользу НсП, не рискуя получить прокурорскую проверку своих заявлений. А обязаны в таком духе информировать и просвещать только органы власти, учреждения образования и здравоохранения, при этом все материалы должны быть согласованы федеральным Минздравом. Это означает вал пропаганды, а у нас в России это означает также доходы на откатах чиновников федерального Минздрава от приближённых разработчиков идеологических материалов. Противостояние этому валу антивейпинговой пропаганды со стороны отрасли безусловно необходимо, но успех такой контрдеятельности маловероятен. Все козыри, включая этот новый закон, на руках у Минздрава и его помощников на грантах Блумберга.

Статья 17 льёт воду на ту же мельницу. Врачам в России прямо предписано добиваться отказа от НсП, точно так же, как раньше от них требовалось добиваться от пациента отказа от курения табака. Это резкий контраст с подходом здравоохранения в Англии, где, напротив, врачам предписано рекомендовать злостным курильщикам перейти на менее вредные альтернативы, если это будет способствовать отказу от курения или хотя бы снижению числа выкуренных табачных сигарет. Это антинаучное, продиктованное сугубо идеологическими установками Минздрава требование, несущее общественному здравоохранению большой вред. Так или иначе, теперь борьба с вейпингом – это, по сути, требование федерального законодательства, и противостояние ей существенно осложняется.


Реклама

Если сказать коротко, то и в отношении рекламы НсП приравнена теперь к табаку, то есть она полностью и окончательно запрещена во всех видах, включая спонсорскую поддержку любых мероприятий, исходящую от «табачных организаций» (Статья 16). Напомним, что согласно этой последней редакции антитабачного ФЗ-15, «табачными организациями» считаются все производители и продавцы НсП (пункт 2.1.11), вплоть до самого маленького вейп-шопа, даже если его хозяин занялся своим бизнесом исключительно из соображений борьбы с курением (а таких предпринимателей в отрасли ЭСДН немало). Полный и абсолютный запрет на рекламу внесён тем же ФЗ-303 и в закон «О рекламе».

Сделаем лишь несколько конкретных замечаний по вопросам, которые так или иначе в последнее время всплывали и обсуждались. Скидки на НсП запрещены, как и на табак, но на устройства и кальяны – допустимы, запрета нет.

Согласно пункту 16.1.1, абзац «в», в России можно выпускать стики для СНТ с табачными брендами, ранее вопрос этот был спорным. А поставщики картриджных систем, соответственно, могут спокойно продолжать делать и картриджи, и устройства под одной торговой маркой. Сложнее вопрос о запчастях к устройствам, расходниках и аксессуарах для НсП (всевозможных аккумуляторах, нагревательных элементах, фитилях, чехлах и прочем). Они попадают в серую зону: под марками табака или брендами НсП их продавать нельзя с 28 января 2021 года. Сложность здесь ещё и в том, что при взаимозаменяемости многих запчастей и расходников продавец не всегда знает, есть ли под таким же брендом какой-то вид НсП (если он отсутствует в ассортименте его магазина). Этот же пункт будет тормозить таможенную очистку компонент. С одной стороны, это, возможно, неплохо для снижения объёмов кустарной сборки брендированных устройств, ставших недавно подакцизным товаром. С другой стороны, каждую деталь неленивый таможенник обязан будет проверить по реестру товарных знаков табачной продукции и НсП и при совпадении ввоз запретить.

Пункт 16.1.1 в абзацах «е» и «ж» распространяет запреты на конкурсы, игры, лотереи, а также публичные мероприятия на НсП, если для участия в них надо купить НсП или НсП – стимул такого участия, хотя бы и косвенный. Конкурсы для молодых учёных, устраиваемые брендом «iQOS», или недавний конкурс короткометражных фильмов после 28 января будут уже невозможны – как по этой причине, так и по пункту 16.1.2 (запрет спонсорства табака и НсП).

Популярные у многих поставщиков вейпов и жидкостей конкурсы в сети (типа, видео с любимым продуктом), блоги «бренд-амбассадоров» также запрещаются. Там всегда есть хоть малейшие намёки на продвижение продукта или, как минимум, простая демонстрация, ведь в этом и смысл видеороликов, а это запрещено по пункту 16.2 (новые видеопередачи для взрослых). И оговорка про «замысел автора» вряд ли проканает.


Общие замечания

Статья 21 устанавливает, кто может проверять бизнес на соответствие этому закону. Список закрытый: Роспотребнадзор, Росздравнадзор, ФАС и Таможня (ФТС). МВД или Росгвардии в списке нет, но они, понятно, могут сопровождать инспекторов при наличии постановления о проверке одного из этих четырёх ведомств.

Статья 23 – хорошая: уголовная ответственность за нарушение ФЗ-15 пока не предусмотрена, только административная. Правда, размеры административных штрафов ужасают всё больше и больше.

Надо всегда помнить о расширительном толковании федеральных законов контролирующими органами в России, а также о том, что суды у нас не защищают бизнес от государства. Никогда. Надо помнить (для стратегического планирования вашего бизнеса), что при будущем регулировании законы и требования не будут смягчаться или упрощаться. Цель РКБТ заявлена открыто – усложнение жизни табачных компаний (как производственных, так и торговых), к которым теперь в РФ относится и весь сектор ЭСДН и кальянов, ибо у здравоохранения с табаком «непримиримый конфликт». Эта идеология шаг за шагом переносится в конкретные законы и постановления в России, делая нормой не защиту здоровья, а борьбу с бизнесом в сфере табака и ЭСДН. Подробнее на этой теме мы остановимся в следующем выпуске «НА» в нескольких специальных материалах. Там же продолжим разбор положений Статей 18 и 19 ФЗ-15, относящихся к маркировке и торговле.

  :  NicotianA №1 (41) Зима 2021


 
e-mail: info@vaping-alliance.ru | ©2016 «Ассоциация ПАУРРЭНС». Все права защищены.