Профессиональный Альянс Участников Русского Рынка Электронных Никотиновых Систем  
Навигация  



Рынок ЭСДН в России - Аналитика 
 
Рынок ЭСДН в России - Аналитика  

Попытка №2
2017-02-15

Члены Совета Федерации РФ продолжают вялые попытки системно отрегулировать рынок ЭСДН. Нельзя не признать, что неспешность идет на пользу делу: новый вариант проекта федерального закона выглядит куда лучше изначального.

О том, что сенаторы В.В. Рязанский и И.Н. Чернышев задумали отрегулировать стихийный рынок вейпинга в России, стало известно в начале осени 2015 года. Год назад, в Зимней книжке «Никотианы» мы подробно писали об этом законопроекте, жестко его критиковали и привели текст законопроекта, гулявший тогда по властным коридорам. Проект представлял собой поправки в антитабачный ФЗ-15, совершенно неподходящий для регулирования вейпинга, за что преимущественно и порицался в статье «Первый блин комом» (см. выпуск NA1 (21), Зима 2016). Чудесным образом проект от тех же авторов и на ту же тему на момент внесения в Государственную Думу 27 апреля 2016 года стал совершенно другим. Теперь это проект ФЗ с названием «Об особенностях оборота электронных систем доставки никотина (ЭСДН)» и абсолютно другим содержанием (конечно, в рамках возможного – сегодня любой проект на эту тему предлагал бы ограничения и запреты). Нам было бы приятно думать, что наша резкая оценка старого законопроекта так благотворно повлияла на авторов, но доказательств этому нет. Господа Рязанский и Чернышев явно не отличаются любопытством, скорее уж кто-то из старших товарищей указал им на нелепости исходного проекта. Но и старших товарищей кто-то же надоумил, вейп-тусовка в сети была к проекту безжалостна не меньше, чем мы, хотя и не слишком конструктивна, однако общий шум вполне мог привлечь внимание. Так или иначе, сейчас в ГД ждет своего рассмотрения указанный законопроект с рабочим номером 1058051-6.

Как уже отмечено, содержательно этот проект лучше прежнего. Во-первых, это специальный закон для ЭСДН. Во-вторых, он придерживается терминологии ВОЗ для новой товарной категории и вводит более детальное определение для нее, хоть и не слишком точное, не идеальное, но лучше прочих попыток (одна из претензий Минздрава и других ведомств, представляющих свои заключения на проект, как раз относится к определению ЭСДН во второй статье законопроекта). В-третьих, предлагаемые проектом ограничения (четыре статьи из восьми содержат конкретные требования, а для ограничений по рекламе отдельная статья, шестая, отсылает к поправкам в ФЗ «О рекламе») в целом носят вполне приемлемый характер и не должны вести к катастрофическим последствиям для новой отрасли.

В статье 3 вводится перечень мест, где вейпинг запрещается: образовательные, медицинские, спортивные и культурные учреждения, детские площадки, общественный транспорт и рабочие места в помещениях. Нет упоминания мест общественного питания, выставок или транспортной инфраструктуры, т.е. парить в кафе, на остановке и даже в аэропорту законопроект пока не запрещает (но в самолете или автобусе – нельзя). В ходе принятия проекта этот список, скорее всего, пополнится, особенно под давлением Минздрава, но – отдавая должное авторам – в нынешнем варианте перечень закрытых для вейпинга общественных мест вполне адекватен.

Статья 4 запрещает использовать табачные товарные знаки для ЭСДН. Единственный на сегодня широко известный в России пример такого использования – стики «Parliament» для iQOS, но системы нагреваемого табака под регулирование этого закона не попадают, так что мера представляется излишней. Более того, оговорка про товарные знаки «аксессуаров для курения табака», которые также нельзя использовать для ЭСДН, представляется даже вредной. Ведь единственный пример э-сигарет некитайского производства на российском рынке – это шведские «Cricket», чей бренд совпадает с брендом зажигалок, а последние по российскому законодательству (довольно нелепому в этой части) относятся к «аксессуарам». Зачем же, спрашивается, лишать российский рынок конкуренции Европы и Китая? Она была бы очень полезна. Будем надеяться, что в окончательной редакции закона эта глупость будет исправлена.

Статья 5 потребует от кое-кого из производителей ЭСДН, и особенно жидкостей, скорректировать дизайн своей продукции. Статья запрещает утверждать лишнее о продукте – «лишнее» по мнению авторов. Практика жизни давно доказала, что ЭСДН действительно помогают отказаться от табака, но писать об этом на упаковке будет нельзя. Забегая вперед (ибо проект поправок в ФЗ «О рекламе» мы обсудим в следующем выпуске «НА»), отметим, что предлагаемый перечень ограничений для рекламы ЭСДН – в контексте утверждений о продукте – даже еще шире, чем ограничения для упаковки.

Наконец, в статье 7 вводятся ограничения на продажу несовершеннолетним, с чем никто давно не спорит. В отличие от старого законопроекта предлагаемые штрафы за нарушение всех новых положений вынесены в проект поправок в КоАП, о чем говорит последняя, 8 статья законопроекта.

При всех своих положительных качествах новый законопроект вызвал неоднозначную реакцию в различных министерствах, а также думских комитетах. Именно поэтому проект до сих пор не запланирован даже к рассмотрению на Совете Думы, после чего можно было бы предполагать примерные сроки его рассмотрения в первом чтении на пленарном заседании ГД. Основная задержка вызвана тем, что правительство РФ не предоставило пока своего заключения по проекту. Ответственным за подготовку проекта правительственного отзыва является Минздрав, и он свою «домашнюю работу» сделал еще в июне 2016 года, но сделал ее, по мнению множества коллег, не здорово. Замечания есть у Минюста, ФАС и Минпромторга. Причем позиция Минпромторга весьма принципиальна, возникшая склока с Минздравом затянулась и протекает преимущественно в эпистолярном жанре. Остановимся на этом моменте чуть подробнее, ибо это важно для прогнозирования судьбы всего законопроекта.

29 июня 2016 года Первый замминистра Минпромторга Г.С. Никитин в ответ на рассылку Минздрава подготовленного проекта отзыва правительства сообщает, что при всей важности нового закона министерство его поддержать не может. «Необходимость установления предлагаемых законопроектом мер неочевидна в отсутствие данных, подтверждающих вред использования ЭСДН для здоровья человека, – пишет г-н Никитин. – Таким образом, полагаем целесообразным при рассмотрении вопроса об усилении контроля за качеством выпускаемых ЭСДН обеспечить проведение детального исследования компонентов, входящих в их состав, относительно воздействия такой продукции на здоровье ее потребителей и других граждан. С учетом изложенного законопроект Минпромторгом России в представленной редакции не поддерживается». Не правда ли странно слышать подобное от чиновников (и не только российских!). Даже с учетом того, что современный Минпромторг в России все больше напоминает GR-департамент корпорации «Ростехнологии» с полномочиями федерального министерства, такая оппозиция Минздраву не понятна. Причем это не отписка, не тактическая оттяжка времени или еще что-то мелкомасшабное. Это выверенная и твердая позиция, Минпромторг подтверждает ее еще минимум два раза в своих письмах Минздраву от 17 августа за подписью того же Никитина и от 14 ноября 2016 года за подписью другого замминистра – В.Л. Евтухова.

Возражения Минпромторга серьезны. Убедительных данных о «вреде» ЭСДН для здоровья человека действительно нет и, возможно, никогда не будет. Есть десятки публикаций, что те или иные токсины обнаружены в каких-то э-сигаретах, но в концентрациях в десятки и сотни раз ниже, чем в табачном дыме простой сигареты, это же подтверждает и ВОЗ. Вред этих токсинов доказан, но вред ЭСДН из этого отнюдь не следует – «яд это доза, а не вещество», говорил еще Парацельс. Что касается «детального исследования компонентов» ЭСДН, то это работа на десятилетия: три основных компонента (пропиленгликоль, глицерин и никотин) и сотни базовых ароматов в случае разных концентраций и сочетаний дают миллионы вариантов. И эти исследования стоят серьезных денег (кстати, финансово-экономическое обоснование законопроекта Рязанского–Чернышева утверждает, что принятие проекта не потребует расходов бюджета – излишне оптимистичный взгляд). Другими словами, ответ Минпромторга можно коротко сформулировать так: в нынешнем виде законопроект мы согласуем… никогда. Что может быть причиной такой непримиримой позиции?

Варианта три. Минпромторг действительно понимает важность свободного развития новой инновационной отрасли для экономики России и значение ЭСДН для сохранения здоровья зависимых от никотина сограждан и поэтому просто блокирует закон, ограничивающий потребление ЭСДН. Ах, если бы это было так! Но вряд ли. Чиновники хорошо понимают язык оттопыренных карманов, но плохо знают, что нужно людям, а тем более бизнесу. Второй вариант: у «Ростехнологий» есть интересы в новой индустрии и им нужно регулирование, но в другом виде. Это вполне возможно: перспективы новой отрасли поистине огромны, если говорить о производстве и девайсов, и жидкостей к ним в России, да еще и с перспективой создания новой высокотехнологичной экспортной категории. В Китае только производством ЭСДН занимаются более 200 компаний. Но это дело не быстрое, а никаких других признаков, что Минпромторгу или «Ростехнологиям» интересно развитие в России отрасли ЭСДН, пока не проявилось.

Наиболее вероятен третий вариант: перекрыть кислород Минздраву «здесь», чтобы выжать из них что-то «там». Например, тема медицинской техники – очень, кстати, близкая Ростеху. Ввоз импортных томографов Минпромторг пытался запретить в 2014 году как «антисанкцию». Тогда не получилось. Зато получилось в 2016 году, и по совпадению именно осенью. Весьма высокопоставленные медики признают, что никто из них никогда не встречал томографов российского производства. Их нет, нет и научной базы для их появления. Даже учить работать на импортных томографах у нас некому, и это очевидная проблема Минздрава. То есть запрет ввоза Минпромторг лоббирует только с одной целью – создать внутреннего монополиста, договорившись с тем-то из настоящих производителей о «красной» отверточной сборке под российской маркой и одновременно перекрыв доступ готовой техники из-за границы. Понятно, что даже сколь угодно коррумпированный Минздрав будет против такого поворота. Дешевле томографы не станут, закупать придется, но откатов уже не увидишь. Да и высокого качества ждать от российского монополиста не стоит. Тема сладкая для Ростеха (если он стоит за этим), но тухлая для Минздрава – вот и конфликт. Стоит признать, что о проекте «красной» сборки вслух никто не говорит, да и Минздрав официально против запрета ввоза томографов не возражал. Но кто знает, что там между ними происходило на подковерном уровне? Таким образом, непримиримость Минпромторга в согласовании упомянутого проекта отзыва правительства, написанного Минздравом, может быть проявлением конфликта между ведомствами совсем по другой теме. Время покажет: на те же томографы запрет импорта уже введен, осталось дождаться торжественного объявления на государственных телеканалах о новейшем достижении российской инженерии – первом отечественном томографе.

А вот судьба законопроекта Рязанского–Чернышева пока остается туманной. Как выйдут из клинча Минздрав с Минпромторгом и когда, непонятно. Хотя для этого хватило бы негромкого окрика из Кремля или даже от главы правительства, но разве электронные сигареты – это та тема, о которой будут беспокоиться столь высокие лица? Как будут развиваться события, покажет время, а мы напишем. На момент подписания выпуска в печать дата рассмотрения законопроекта 1058051-6 Советом Государственной Думы назначена не была.

  :  NicotianA №1 (25) Зима 2017


 
e-mail: info@vaping-alliance.ru | ©2016 «Ассоциация ПАУРРЭНС». Все права защищены.