Профессиональный Альянс Участников Русского Рынка Электронных Никотиновых Систем  
Навигация  



Рынок ЭСДН в России - Интервью 
 
Рынок ЭСДН в России - Интервью  

«Вместе мы выстоим, порознь – падем»
2020-05-15

Любой, кто посещал какое-нибудь событие в вейпинговой отрасли в последние годы, вероятно, знает Чарли Хэмшо-Томаса (Charlie Hamshaw-Thomas). Он играл одну из ведущих ролей в процессе роста компании Imperial в 1996-2005 гг., основанного на слияниях и приобретениях. Успев после этого поработать в E-Lites и Nicopure Labs, сегодня он с нетерпением ждет «возможности увидеть, как будет реализован подлинный разрушительный потенциал вейпинга и новых никотиновых технологий».



– Действительно ли вейпинговая промышленность находится в кризисе? И, если да, почему?

– Да, это так. Прямо сейчас мы живем в мире, где все перевернуто с ног на голову. Фальшивые новости. Брексит. Дональд Трамп – президент. Движение Extinction Rebellion. А теперь еще вейперы, возвращающиеся к курению из-за необоснованных страхов и непропорциональной реакции на якобы «эпидемию» вейпинга среди молодежи в США. Вейпинг в осаде. Господствует истерия в СМИ. Распространяются запреты на нетабачные ароматы. Всеобъемлющие запреты в Китае, Индии, Бразилии и Турции. Через четыре года после исторического доклада организации Public Health England («Общественное здравоохранение Англия»), сомнений по поводу вейпинга, кажется, еще больше, чем до него. Одной из причин, без сомнения, является отсутствие единства в отрасли и голоса, которому бы доверяли. Отрасль неравномерна – масса отдельных конкурирующих предприятий разного размера с разными задачами, приоритетами, ресурсами и временными горизонтами. Было предпринято несколько достойных попыток объединить предприятия, но ни одна не привела к успеху в создании настоящей коалиции, настоящего консенсуса или заметного влияния. До сих нет никого, кто защищал бы интересы отрасли и кому доверяли бы; нет реально заметного предприятия, учреждения или лица, которое в вопросах вейпинга стало бы авторитетом, могло бы брать на себя ответственность, которому доверяли бы. Является ли это тем случаем, когда «вместе мы выстоим, порознь – падем»?


– Вы говорите, что отрасль «в осаде». Сможет ли она пережить эту осаду?

– Я думаю, что в какой-то форме отрасль выживет. Но вопрос в том, насколько большой будет она и рынок вейпинга и новой никотиновой продукции. Я пытаюсь заставить людей проснуться. Все они, кажется, заняты своими делами, работой в своем бизнесе. Им также нужно работать над бизнесом и в интересах категории.


– Вы в настоящее время не связаны ни с какой компанией, так почему же Вы по-прежнему так лично заинтересованы в деле вейпинга?

– Моя жена часто спрашивает меня об этом! Мне нравится работать в сферах бизнеса, которые испытывают изменения, и я действительно оказываюсь очень глубоко вовлечен в эти вещи. Но я верю, что у категории есть огромный потенциал. Сегодня мы достигли окончания начального этапа. Хотя люди говорят о будущем устаревании сигарет, это не случится в наше время; но с этой технологией, мы можем начать путь в это будущее. Для реального разрушительного потенциала вейпинга есть очевидная цель. Возможности бизнеса огромны. Вместе с тем есть и возможность принести пользу. Такое совпадение случается редко.

Так что да, есть неоконченные дела, и я вижу огромные возможности как с точки зрения бизнеса, так и с точки зрения общественной пользы. Возможности этой новой продукции – будь то вейпинг, нагреваемый табак, бездымная или другая более безопасная продукция для доставки никотина – грандиозны, равно как и возможности табачных компаний в плане перехода с бизнеса по производству сгорающих сигарет на никотиновый бизнес – и я хочу в этом участвовать.


– Вы часто говорите, что термины, которые используются в сфере вейпинга, не способствуют успеху. Способствуют ли они кризису?

– Я считаю, что название «вейпинг» – неудачное. То, как общество представляет себе вейпинг, отрасль и продукцию – тоже неудачно. И да, терминология часто запутывает. Почему сигаретные компании позволяют СМИ называть нагреваемые табачные изделия э-сигаретами? Между ними есть существенные различия. Важно соблюдать точность в терминологии. Люди должны говорить о «вейпинге никотина» и «вейпинге табака», а не просто о «вейпинге».

Я также считаю, что ярлык «Большой табак» [крупный табачный бизнес] не способствует успеху. «Большой табак», «Большая фарма», «Большое что угодно» несет отрицательные коннотации. Публика делает вывод, что «Большой» значит скверный. Парадоксально, но в случае с вейпингом, выводом является то, что, поскольку они «Большие», только они могут обеспечить трансформацию. Это неверно. Крупный табачный бизнес может иметь много денег, но наилучшим ли образом он подготовлен к тому, чтобы быстро отреагировать на те разрушительные изменения, потенциал которых заложен в вейпинге и новых технологиях?


– Что Вы думаете о слове «э-сигарета»?

– Когда отрасль только зарождалась, этот термин был неизбежен, потому что он облегчал курильщикам понимание того, что это за продукция. Но от него действительно нужно уйти. Слово «сигарета» – будь то с префиксом «э-» или без него – становится токсичным по мере того, как новая категория получает все более широкое общественное признание.


– Так какой должна быть роль табачной промышленности в распространении продукции для снижения вреда от табака?

– Мне все равно, кто в итоге будет контролировать вейпинг. Это неважно. Но я действительно считаю, что ускоренная реализация подлинного разрушительного потенциала вейпинга требует наличия предприятий с большими ресурсами и независимых от табачной промышленности. МСП лидировали и будут и дальше лидировать в сфере технологических инноваций. Когда в истории разрушительных технологий лидерами в разрушении были текущие хозяева положения? Крупнейшие табачные производители – это компании, которые обеспечивают сохранение наследия, но присутствие независимых будет критичным, если они действительно намерены сделать будущее бездымным.

Табачная промышленность признает, что курильщики хотят новую продукцию. Жизненно необходимо, однако, чтобы вейпинговую промышленность не стали считать табачной. Общественное мнение и большинство организаций здравоохранения идеологически настроены против табачной промышленности, так что ее вовлеченность часто ведет к размыванию того расположения, которое все еще существует в отношении вейпинга. Это еще одна причина, по которой существование независимых предприятий с хорошей ресурсной базой является критически важным.


– Вы говорите, что в секторе э-сигарет участникам нужно конкурировать за долю рынка, но также держаться вместе для защиты отрасли в целом. Вы могли бы сказать об этом подробнее?

– Я думаю, предприятия в отрасли должны признать друг друга в качестве конкурентов, но не врагов, и решить, что для них важнее – аннигилировать своих соперников на рынке или работать с конкурентами над общими проблемами и угрозами. Совместные действия для решения общих проблем должны иметь смысл для тех, кто стремится построить устойчивый бизнес и быть среди следующих миллиардеров наподобие Juul. Возможности для бизнеса по-прежнему огромные. Есть место для множества победителей. Играя видную роль в обсуждении государственной политики, компании могут использовать свои бренды, чтобы расширить и защитить категорию, одновременно наращивая собственную долю.


– Так что, по-Вашему, потребуется от продукции следующего поколения, продукции со сниженным риском, чтобы выйти на массовый рынок?

– Инвестиции и появление того, кто будет защищать интересы отрасли, и кому будут доверять. Если вы посмотрите на историю зарождающихся отраслей с разрушительным потенциалом и на их эволюцию, часто есть стадия, на которой становятся необходимыми новые уровни инвестиций и/или консолидации. Вейпинговая категория достигла этой стадии. Необходимы вложения – в продукты, в бренды и в категорию – чтобы нарастить масштабы.

Бренды нужно создавать. Слишком мало или нет вообще эталонных брендов (таких как Red Bull, Apple, Dyson). Продуктов и брендов, которые удовлетворяют различным потребностям и стремлениям курильщиков и вейперов. Разных брендов и продуктов для разных социально-экономических, демографических и этнических групп населения. Как насчет продукта, нацеленного на более зрелых людей, которым, возможно, захочется чего-то простого, легкого в использовании. Более молодым людям захочется чего-то технологичного. Предпочитают ли миллениалы что-то особенное, нишевое (вроде крафтового пива), а не моно-бренды, не от транснациональных компаний?

Вложения нужны также в общественной и нормативной сферах, чтобы создать голос, которому будут доверять. Чтобы обеспечить правильное понимание отрасли и продукции, разработать надежные стандарты, выстроить доверительные отношения с общественностью и добиваться реалистичного и работающего регулирования. И тем самым расширять категорию и защищать ее будущее. Некоторые говорят «мы не можем это себе позволить», но можем ли мы позволить себе не делать этого?

У отрасли нет лидера, который защищал бы ее интересы и которому доверяли бы вести категорию и ускорять ее разрушительный потенциал. Возможно, шанс стать таким лидером был у Juul. Крупные табачные производители претендуют на то, чтобы быть лидерами, но, помимо застарелого недоверия к ним со стороны общественности, сложно понять, как они могут в сколько-нибудь ближайшем будущем возглавить переход курильщиков на продукцию, которая вытесняет источник их базовой выручки. Это как если бы McDonald’s стал рупором здорового питания – этого не будет.


– Могут ли другие страны почерпнуть что-нибудь из подхода Соединенного Королевства к вопросу снижения вреда от табака? Если да, что именно?

– Да, и способствовать этому – это долг британской вейпинговой отрасли. Поддержка вейпинга со стороны британских органов здравоохранения стала надежным основанием того, что сегодня является почти полным научным консенсусом по поводу относительной безопасности вейпинга. Если вейпингу суждено стать более широко распространенным, другие страны должны последовать примеру Соединенного Королевства.

Я бы хотел увидеть признание со стороны отрасли лидерства британской службы здравоохранения и подтверждения ею британского опыта при каждой возможности. Повторяйте информацию о темпах сокращения потребления табака в Соединенном Королевстве, которое намного превосходит темпы в других странах ЕС, пока она не навязнет на зубах. И ссылайтесь на цель британского правительства сделать страну свободной от дыма к 2030 г. «…за счет отказа курильщиков от курения или их перехода на продукцию с пониженным вредом, в частности, э-сигареты…». Трубите о британском подходе везде, где только возможно.


– Каким в этом плане будет влияние выхода Британии из ЕС?

– Как сказал бывший министр здравоохранения Джереми Хант (Jeremy Hunt): «…Наш подход всегда заключался в том, чтобы лидировать, а не следовать… мы уже приняли решение внимательно следить за законодательством о борьбе против табака, в том числе об э-сигаретах, чтобы не упустить возможности улучшения исходов и защиты здоровья. Покидая ЕС, мы можем ставить более амбициозные цели по улучшению здоровья и здравоохранению, а не менее». После Брексита вейпинг даст британскому правительству возможность продолжать лидировать в вопросах здравоохранения и обеспечит продолжение славной истории лидерства Британии на переднем крае технологических инноваций. Брексит также предоставит Британии возможность отказаться от нелепого запрета ЕС на снюс.


– Учитывая все эти проблемы, сможет ли продукция для снижения вреда от табака когда-нибудь стать массовой и ликвидировать традиционные сигареты? Являетесь ли Вы оптимистом в душе?

– Я верю, что в конце концов здравый смысл возобладает. Но на это потребуется время. Технология вейпинга крайне разрушительна для ряда крупных игроков. Великие инновации неизбежно сталкиваются с сильным сопротивлением текущих хозяев положения и истеблишмента в целом, прежде чем их принимают (почитайте «Инновации и их враги» Калестуса Джумы). Но «новые нормы» действительно создаются – если крупные табачные компании говорят о будущем без дыма, почему бы ему и не стать реальностью?


– Каким Вам видится будущее отрасли?

– Я надеюсь, что категория достигнет объемов продаж 50, 75, 100 млрд. Долларов как можно быстрее… что будет множество брендов и продуктов (больше и больше новых Juul)… что будет широкое понимание по их поводу… что вейпинговая и другая новая никотиновая продукция быстро и широко будет принята и признана обществом. Мое видение в том, что «Большой никотин» станет прозвищем крупнейших игроков отрасли альтернативной доставки никотина.


С. Джин (S Jean), Лондон   :  Русский табак


 
e-mail: info@vaping-alliance.ru | ©2016 «Ассоциация ПАУРРЭНС». Все права защищены.