Профессиональный Альянс Участников Русского Рынка Электронных Никотиновых Систем  
Навигация  



Рынок ЭСДН в России - Интервью 
 
Рынок ЭСДН в России - Интервью  

Коронавирус, ацетилхолин, бунгаротоксин и никотин
2020-09-22

Член-корреспондент Академии наук Татарстана Андрей Киясов рассказывает о курильщиках и пандемии COVID-19. Представления о способах борьбы с новым коронавирусом меняются и продолжают меняться. Меняться приходится и тем, кто участвует в этой борьбе.




– Как повлияла текущая ситуация на международное сотрудничество?

– Международное сотрудничество не прекращается. COVID-19 – зло, но эта болезнь заставила нас научиться по-новому работать. Если раньше нам хватало периодических звонков по скайпу, то сейчас всё изменилось. Сейчас мы практически полностью работаем либо в Zoom, либо в Microsoft Teams. И научные советы так проводим, и виртуальные семинары с коллегами. Например, я участвовал в виртуальной общеевропейской конференции, которую проводил кардиолог из Израиля Реувен Зимлихман. Конференция была посвящена уменьшению вреда от воздействия табака в плане кардиологии и пульмонологии. Меня пригласили в ней участвовать потому, что два года назад наш институт занимался проектом по этой теме по поручению правительства РФ.


– Что это был за проект?

– Мы тогда получили задание правительства РФ, проект курировала занимавшая тогда пост вице-премьера России Ольга Голодец. Мы изучали продукцию, которая снижает вредное воздействие табака на организм, в частности электрическую систему нагрева табака (СНТ). С нами вместе работали краснодарский ВНИИ табака, махорки и табачных изделий и Национальный НИИ общественного здоровья имени Семашко РАН, который тогда возглавлял академик Рамил Хабриев. Статистику нам предоставил ЦНИИ организации и информатизации здравоохранения Минздрава РФ, которым руководит академик Владимир Стародубов. Для начала мы полностью повторили аналогичные исследования, ранее проводившиеся в Японии и Польше, чтобы не было разночтений. СНТ сравнивали с эталонными сигаретами. В доклинических исследованиях мы проверяли цитотоксичность, канцерогенность и мутагенность. Мы также добавили свои методы перепроверки данных. Нами был получен следующий результат. Поскольку в СНТ в отличие от сигарет нет смол, это приводит к колоссальному, примерно на 95–97%, снижению вредных веществ, которые курильщик получает вместе с дымом. Мы также провели клинические исследования на добровольцах, все они были курящие. Их разделили на три группы. Первая – те, кто курил, сколько он хочет, свои сигареты. Вторая – те, кто на время исследования не курил, с ними работали психологи. Третьи – те, кто перешли на СНТ. Потом мы анализировали и сравнивали показатели психологические, а также результаты анализов крови и мочи. Есть ещё один момент, про который часто забывают. При курении сигарет курильщик вдыхает достаточно много угарного газа. Он, как и смолы, тоже сильно воздействует на организм, причём бьёт по нервной системе. Мы изучали уровень карбоксигемоглобина в крови, появляющегося в результате соединения гемоглобина с кислородом. Это невозможно было сделать in vitro, только на добровольцах. Пришли к тому же выводу – о резком снижении попадающих в организм вредных веществ при использовании других способов доставки никотина, отличных от сигарет. Другими способами доставки никотина в организм могут быть никотиновые пластыри и никотиновая жевательная резинка. Во Франции, когда заметили, что тяжёлые случаи ковида реже наблюдаются среди курильщиков, даже медработникам стали рекомендовать наклеивать никотиновые пластыри.


– А как никотин связан с COVID-19?

– Информация по этому вопросу парадоксальная. С одной стороны, Всемирная организация здравоохранения заявляет о том, что во время пандемии COVID-19 курильщики входят в зону риска. Я не спорю. Курение – это фактор риска развития лёгочных и сердечно-сосудистых заболеваний. С другой – в самом начале эпидемии из Уханя пришла следующая информация. В этом городе около 50% мужчин курит, женщины курят мало. Казалось бы, среди тех, кто тяжело переносил заболевание в Ухане, курильщиков должно было быть очень много, но оказалось, что их там было 11%. Позже подобный парадокс заметили в Италии, Франции, Греции. Были опубликованы работы в солидных научных журналах. Оказывается, процент курильщиков среди тех, кого госпитализировали с новым коронавирусом, ниже, чем в среднем среди населения. В Китае, например, среди госпитализированных около 8% курильщиков, при этом курит 26% населения. В Италии соответствующие цифры – 8% и 19%.


– Чем это можно объяснить?

– Я нашёл две очень интересные статьи по результатам исследований, которые проводил греческий кардиолог Константинос Фарсолинос из Центра сердечно-сосудистой хирургии имени Онассиса. Им и его коллегами были обнаружены гомологии аминокислотных последовательностей «шипа» коронавируса с ядом кобры. Есть схожесть и с ядом другой змеи, китайского многополосого крайта, – бунгаротоксином. Бунгаротоксин в нейрофизиологии используется как классический реагент для блокирования нервно-мышечной передачи. Когда идёт передача сигнала с мотонейронов спинного мозга, например, на мышцу, то передаётся не электрический, а химический сигнал. Между отростком нейрона и мышцей есть синаптическая щель, в которую выбрасывается химическое вещество – ацетилхолин. Ацетилхолин связывается с холинергическими рецепторами – холинорецепторами. Холинорецепторы кроме самого ацетилхолина чувствительны к двум алкалоидам. Одни чувствительны к мускарину (алкалоиду мухомора), другие – к никотину. То есть мускарин и никотин могут оказывать на разные рецепторы такое же действие, как ацетилхолин. Никотиновые холинорецепторы находятся в скелетных мышцах. Передача информации идёт с нейрона в центральной нервной системе на нейрон, находящийся на периферии. Вот что предположил Фарсолинос. Дело в том, что холинорецепторы есть ещё и на макрофагах. Макрофаги – это клетки, которые есть в органах и тканях. Их функция – запускать иммунную реакцию, выбрасывать цитокин. Цитокин – это сигнал активации, мобилизующий для борьбы с агрессором и выработки иммунитета армию иммунокомпетентных клеток. Ацетилхолин в этой ситуации выступает миротворцем, успокаивает организм. Когда SARS-CoV-2 занимает место на этих холинорецепторах, ацетилхолин не может успокоить макрофаги. Тогда происходит огромный выброс провоспалительных цитокинов – цитокиновый шторм, потенциально опасный для жизни человека. Итак, есть табуреточка. На неё может сесть коронавирус. Или ацетилхолин. Или никотин. Никотин действует так же, как ацетилхолин, – успокаивает макрофаги. Если табуретка занята ацетилхолином или никотином – макрофаги более спокойны, а если SARS-CoV-2 – то заблокированы, что приводит к цикотиновому шторму. Эта гипотеза также объясняет, почему у больных COVID-19 наблюдается аносмия, то есть потеря обоняния и вкуса. Вирус блокирует никотиновые холинорецепторы, передачу сигналов между вспомогательными нейронами. Надеюсь, в ближайшее время мы вместе с нашими нейрофизиологами, работающими с бунгаротоксином, займёмся изучением этого механизма.


– В Вашем институте продолжаются работы в этом направлении?

– Сейчас у нас проходит исследование подобного рода, связанное с иммунной системой. Есть два заболевания желудочно-кишечного тракта, они рассматриваются как аутоиммунные, – это неспецифический язвенный колит и болезнь Крона; есть наблюдения, что у курильщиков они протекают по-другому. Мы думаем, что, возможно, это происходит из-за воздействия никотина на никотиновые рецепторы. Раньше мы думали, что такое воздействие есть только в рамках автономной, вегетативной нервной системы. Сейчас начинаем думать, что это может быть связано с активацией иммунной системы через макрофаги. Это исследование пока продолжается.



Институт фундаментальной медицины и биологии Казанского федерального университета



Казанский университет был основан в 1804 году. В числе первых кафедр были кафедра анатомии, физиологии и судебной врачебной науки и кафедра естественной истории и ботаники.

В мае 2012 года на базе биолого-почвенного факультета КФУ был создан Институт фундаментальной медицины и биологии КФУ.

В институте обучаются около 1700 бакалавров, специалистов, магистров и аспирантов, в том числе более 250 иностранцев. Кроме биологов в институте готовят медиков по шести специальностям: лечебное дело, стоматология, фармация, медицинская биохимия, медицинская биофизика и медицинская кибернетика. При институте действует многопрофильная клиника на 850 коек.

Беседовал Алексей Алексеев   :   Коммерсант-Наука, июнь 2020


 
e-mail: info@vaping-alliance.ru | ©2016 «Ассоциация ПАУРРЭНС». Все права защищены.