Профессиональный Альянс Участников Русского Рынка Электронных Никотиновых Систем  
Навигация  



Рынок ЭСДН в России - Интервью 
 
Рынок ЭСДН в России - Интервью  

«Это не спринт ради одной бумажки…»
2017-03-15

Интервью с председателем Правления ассоциации ПАУРРЭНС Максимом Королёвым

Председатель Правления ассоциации ПАУРРЭНС Максим Королёв


– Какое место занимает сегодня ассоциация ПАУРРЭНС на российском рынке вейпинга?

– По большому счету, никакое. В конце марта будет всего полгода, как мы завершили процесс официальной регистрации во всех государственных ведомствах и получили документы. А банковский счёт удалось открыть вообще только перед самым Новым годом. Сейчас всё стало очень непросто, если идти честным путём. Кое-что, конечно, Ассоциация уже сделала, но говорить о значительных достижениях, о каком-то уже «месте» в отрасли – пока не приходится.


– И всё же какая-то работа в эти месяцы велась?

– Безусловно. Нашей первоочередной задачей было обозначить наше появление на рынке, проинформировать ключевых «стейкхолдеров», как теперь принято говорить о важных целевых аудиториях. В нашем случае это не только участники рынка, но и государственные органы, так или иначе связанные с регулированием рынка электронных систем доставки никотина (ЭСДН), и, конечно, средства массовой информации. На рынке уже многие о нас знают, в том числе и благодаря журналу «Nicotiana», для СМИ мы провели в ноябре пресс-конференцию в Интерфаксе, общаемся в рабочем режиме. Что касается регуляторов, то здесь работа в основном не публичная – письма, обращения, предложения. Так, мы приняли участие в общественном обсуждении проекта Национального стандарта для ЭСДН, проходившем в ноябре прошлого года, и сейчас включены в круг взаимодействующих организаций, работающих над этим важнейшим для отрасли документом. Насколько я понимаю, ПАУРРЭНС – единственная отраслевая ассоциация, вовлечённая в эту работу. Не буду перечислять все письма, которые мы разослали за эти полгода в различные государственные органы. Вообще, на данном этапе большая часть нашей работы снаружи не видна. Помимо официальных писем, бесед с журналистами и участниками рынка, мы много занимаемся построением внутренней системы повседневной деятельности. Разрабатываются процедуры, внутренние регламенты по организации рутинных мероприятий (Общего собрания Ассоциации, Заседания Правления), по принятию новых членов, по бюджетированию и т.д. Мы считаем принципиально важным с самого начала делать всё правильно и основательно, это долгосрочный проект. Индустрию вейпинга уже никто никогда не сможет просто запретить или отмахнуться, это тысячи компаний и около двух миллионов потребителей. Государство теперь всегда будет регулировать рынок ЭСДН, а мы нужны для посредничества между государством и бизнесом в этой отрасли. Практика и мировая, и российская говорит о том, что власти не станут общаться с одной, даже очень крупной компанией, диалог возможен только с бизнесом, самоорганизовавшимся в ассоциации. Поэтому мы в ПАУРРЭНС тщательно выстраиваем свою организацию, не откладывая эту внутреннюю работу на потом. Для нас это не спринт, не забег на короткую дистанцию, чтобы где-то кому-то сунуть бумажку и расслабиться. Нет, нас ждёт постоянная системная работа по взаимодействию с властями, будут и проверки контролирующих органов, надо быть готовым и сразу строить прочные тылы.


– Индустрию вейпинга в России сегодня представляют и другие ассоциации…

– Да, и это замечательно. В США, например, на самом развитом рынке ЭСДН, есть шесть только бизнес-ассоциаций, объединяющих независимые компании рынка. Плюс ещё более десятка так называемых «адвокатских групп», т.е. НКО, представляющих интересы потребителей, а не бизнеса. Всем хватает работы. Если в России будет несколько ассоциаций отрасли вейпинга, интересы отрасли будут лучше защищены.


– Но в чем отличие ПАУРРЭНС от других российских ассоциаций?

– Одно из главных отличий состоит в том, что у нас есть членские взносы, причём ощутимого размера. Это заставляет участников ответственно относиться к вступлению. Но и ассоциация, со своей стороны, более ответственно относится к каждому из своих членов. Процедуры таковы, что учитывается мнение каждого участника, не важно, большой или маленький у него оборот. Итоговые документы нашей ассоциации, направляемые регуляторам, законодателям, или пресс-релизы для СМИ, – это всё продукты консенсуса. Пока не получено полное одобрение всех наших участников, работа над документом не прекращается. Это, конечно, замедляет принятие решений, но зато мы абсолютно уверены, что любой наш документ – это равнодействующая интересов компаний, то есть отражение интересов именно всей отрасли, а не отдельного игрока, который взял на себя какую-то инициативу, расходы и хлопоты, а с коллег собирает лишь подписи под свои идеи.


– А что значит «ощутимый размер» взносов? Это сколько?

– Суммы вступительного и ежегодного взносов для членов ассоциации ПАУРРЭНС установлены её учредительными документами и не подлежит публичному разглашению. При обращении заинтересованных лиц мы встречаемся, знакомимся – если не знакомы, убеждаемся в серьёзности намерений, нужности друг другу, а потом информируем об условиях вступления. Сумма существенна по сравнению с бесплатным вариантом присоединения у других ассоциаций, но не такая страшная, чтобы испугать даже небольшую сеть вейп-шопов из десятка магазинов, не говоря уже о производственном бизнесе.


– И часто происходят встречи с потенциальными новыми участниками ассоциации?

– Да, сейчас, после нашей пресс-конференции в ноябре, это происходит постоянно. Все понимают, что регулирование рынка ЭСДН – горячая тема. Все игроки хотят защитить свои инвестиции, свой бизнес и доносить свой голос до регулятора. Участие в ассоциации – единственная, по сути, возможность для этого. Не считая заказных публикаций в ведущих печатных изданиях, но что дешевле – ещё вопрос.


– Бывает, что ассоциация отказывает какому-то участнику рынка, желающему вступить?

– Мы точно никому не отказываем в общении. Однако окончательное решение о принятии принимает Общее Собрание ассоциации. И если большинство действительных членов ассоциации против, вступление не состоится. Пока мы никому не отказали, но процесс вступления во времени растянут на несколько месяцев. Так, на момент этой нашей беседы у нас идут переговоры почти с десятком разных компаний, но пока нет ни одного оформленного нового члена ассоциации, нас пока по-прежнему шесть. Могу сказать, что шансы присоединиться к ассоциации ПАУРРЭНС не велики у компаний, зарегистрированных лишь «вчера», не имеющих ни репутации, ни заметных на рынке брендов, ни материальных активов – производства, магазинов, хотя бы развозной техники. Конечно, избегающие платить российские налоги компании также вряд ли окажутся в наших рядах.


– Кстати, о налогах. Как вы оцениваете введение акцизов для товаров ЭСДН с начала 2017 года?

– Это печальный факт, однозначно преждевременный для России, и к тому же подготовленный явно в спешке, с небрежностью в формулировках. Акциз на одноразовые электронные сигареты непропорционально завышен относительно ставок на жидкости, ведь в них около 1,5 мл жидкого наполнителя, а ставка – 40 рублей вместо логичных 15. Новые статьи Налогового кодекса написаны так, что, строго говоря, все жидкости в реальности выведены из-под налогообложения. Но ведь понятно, что законодатель имел в виду именно обложить их акцизом. В результате – неопределённость на рынке, компании обращаются за дополнительными разъяснениями, получают их с ожидаемым подтверждением, что, мол, да, надо платить, но время не ждёт, отгрузки с производства, импорт идут постоянно. Отсюда конфликты, взыскания, переплаты, где не нужно, и т.д. Это не здоровая атмосфера. Мы обращались в бюджетный комитет Госдумы с предложением отложить введение акциза с тем, чтобы лучше его подготовить. Ведь сама идея акцизного контроля разумна. Сегодня рынок ЭСДН в России слишком хаотичен, порог вхождения крайне низок, и много случайных участников. Они со временем отсеются, но сейчас-то рынок ломают, дискредитируют его низким качеством, несоблюдением порой элементарных требований к маркировке упаковки своей продукции.


– Что вам ответили из Думы?

– Ничего. В отличие от Минфина, депутаты могут безнаказанно игнорировать обращения бизнеса, если им так удобнее.


– Может быть, они просто не получили ваше письмо?

– Мы совершенно точно знаем, что в бюджетном комитете ГД наше письмо было получено за несколько дней до второго чтения, когда ещё можно было внести поправки. Но вопрос отсрочки введения акциза не был поставлен на голосование. И официального ответа из комитета мы также не получили. Вообще, наши депутаты порой ведут себя очень вольно, будто не служат народу, а одолжение ему делают своим тяжким трудом. Один из них, например, недавно публично назвал всех вейперов «негодяями и преступниками», а это полтора-два миллиона взрослых россиян, избирателей и налогоплательщиков, обеспечивающих депутатов их немалыми зарплатами и прочими привилегиями. Но думская комиссия по этике никак не прореагировала на такое заявление. Жаль, если наш парламент разделяет подобные одиозные взгляды. Вейпинг – не преступление, это потребление легального продукта. Более того, для подавляющего большинства вейперов это единственная приемлемая альтернатива сигаретам, доставляющая необходимый им никотин.


– Как ассоциация оценивает размер российского рынка?

– По числу потребителей, как я сказал ранее, Россия – рынок уже крупный, но далеко не лидирующий в мире. На специальном заседании ассоциации мы проанализировали все доступные источники информации, экспертные оценки, данные опросов и розничных продаж и пришли к единому мнению, что на 2015 год в России было примерно 1,5 млн потребителей ЭСДН всех систем. Темп роста – около 15–20% в год, то есть в прошлом году их было уже 1,7–1,8 млн человек, а в 2017-м превысит 2 млн. В текущем году, однако, темпы роста могут быть снижены – все ожидают скачка цен на жидкости и одноразовые э-сигареты. Пока этого не произошло, пока обычные сигареты дорожают быстрее, что хорошо и для отрасли вейпинга, и для здоровья населения.


– А что с объёмом рынка?

– Ёмкость рынка ЭСДН в России на 2015 год ассоциация ПАУРРЭНС оценивает в 230 млн долларов США, темпы роста 20–25% в год, выше, чем прирост числа потребителей – в силу удорожания продукта. Таким образом, в прошлом году рынок достиг объема в 280–290 млн долларов, а в этом выйдет на уровень 320–340 млн долларов США. Если, конечно, радикальное регулирование его не начнёт душить.


– А есть такая угроза?

– Мы не считаем, что есть серьёзный риск полного запрета вейпинга в России по образцу Сингапура, единственного примера подобного безумия в мире. Но возможно принятие закона, приравнивающего ЭСДН к табачным изделиям. Какой бы бредовой и необоснованной эта идея не казалась, именно её продвигают многие региональные заксобрания, включая Московскую гордуму. Такой шаг в регулировании автоматически запретит витринную выкладку, всякую рекламу, использование вейпов почти во всех общественных местах, дикие штрафы и т.д. Это угробит отрасль или загонит её в тень. Инвестиции, налоги, рабочие места – это всё серьезные проблемы для всей российской экономики, а не только для нашей отрасли. Для нас это были бы вполне конкретные трагедии с банкротствами, потерей работы и прочими неприятностями. Но не наши проблемы здесь главное. Главная беда такого сценария в том, что у 40 млн российских курильщиков исчезнет менее вредная альтернатива получения никотина, необходимого их организмам. Это вопрос сохранения здоровья, сбережения нации – в терминах нашего президента Владимира Путина. Мы все знаем, что ещё несколько лет назад всё мужское население России, служившее в армии, получало табак как ежедневное довольствие. Государство само способствовало подсаживанию своих мужчин на никотин, с которого трудно соскочить. Это не канцероген, но это вещество, развивающее привыкание. Так что теперь именно государство, его наиболее ответственные руководители должны помочь народу избавиться от никотина. А вейпинг здесь – научно доказанный самый эффективный инструмент. Сначала курильщик откажется от канцерогенов табачного дыма, но сохранит свою дозу никотина, а затем – и это также уже доказано практикой и наукой – постепенно отойдёт и от никотина. В этом ему поможет богатство вкусовых впечатлений, которое обеспечивает вейпинг. Благодаря вкусам и ароматам можно обмануть мозг и шаг за шагом подавить никотиновую зависимость. Продажи безникотиновых электронных жидкостей во всём мире растут быстрее, чем весь рынок ЭСДН.

Вейпинг нужно регулировать, у нас нет в этом сомнений. Надо ограждать детей и подростков от продаж им товаров ЭСДН, и огромное число компаний, магазинов, вейп-шопов уже давно следуют этому принципу и без принятия закона. Но специальный закон не помешает, главное, чтобы он был особым, регулирующим именно эту отрасль документом, не пересекающимся с регулированием табака.

Однако мы в ассоциации ПАУРРЭНС убеждены, что сегодня более приоритетным является регулирование качества продукции, разработка технического регулирования, начиная с Национального стандарта для ЭСДН, и наведение порядка в акцизном регулировании. Общественные места, штрафы, реклама и прочее – это сейчас не самое главное в регулировании отрасли ЭСДН.

Беседовала Жанна Кошевая   :  NicotianA №2 (26) Весна 2017


 
e-mail: info@vaping-alliance.ru | ©2016 «Ассоциация ПАУРРЭНС». Все права защищены.